• Russian
  • English

"Ладо моё"

«Патефон Сквер» побывал в Лицейском театре на последнем в этом сезоне показе спектакля «Ладо моё…».


Узнав о том, что спектакль Лицейского театра «Ладо моё…» поставлен по мотивам пьесы Островского «Снегурочка», я испытал смешанные чувства. С одной стороны, Островский никогда не вызывал у меня энтузиазма, думаю, как и у многих школьников и семейных пар, пришедших в театр; с другой стороны – строка «по мотивам» в программке интриговала: как они поставили это на сцене?


Если коротко, то спектакль о победе любви над её врагами – смертью и холодом; ясный, живой и с «улучшенной» Снегурочкой. Прекрасная Снегурочка никого не любит. После драматических событий она молит дать ей способность любить и получает её. В итоге всё кончается хорошо (напомню, что у Островского всё кончается плохо).


Больше я про сюжет не говорю ничего, ведь всё дело совершенно не в сюжете и не в том, как его изменил режиссёр Руслан Шапорин (актёр Омского академического театра драмы; читайте о нём в материалах журнала «ПС» – Профессор Патефон). Главная героиня спектакля – любовь, а её история передана не столько через диалоги и мизансцены, сколько с помощью обращения к коллективному бессознательному зала.
Теперь о ходах, выбранных для решения этой интереснейшей и сложной задачи. В самом деле, нужно было балансировать между откровенным использованием трансовых экстатических техник, к примеру, ритмичного воздействия света и звука (этого добра хватает в любом ночном клубе) и сухостью, которая свела бы на нет все усилия.


Достигается нужный эффект двумя вещами: хорошим вкусом режиссёра и чрезвычайно сильным образом Лады. Музыка и танец только готовят почву для восприятия, но не более того: всё остальное делают актёры и делают хорошо. Лады в пьесе Островского нет, а в спектакле она – безумный и мудрый посредник между человеческими словами, поступками и любовью. Можно сказать, что Лада – одно из воплощений любви, Весны-Красны, сил природы – называйте, как хотите. Она и является тем проводником к потаённой природе человека, без нахождения которого спектакль не удался бы.


О хореографии и двигательном мастерстве актёров нужно сказать особо. Хореограф, несомненно, понял, что от него требуется – необходимое и достаточное количество танцев, качество которых радует глаз. Довольно сложные фигуры, но без излишеств и разных выворотностей и плие – думаю, настоящие берендеи так и плясали. А к движению актёров вне рамок собственно хореографии есть вопросы. Дух спектакля требует полной отдачи тела, его слияния с природой, языческого проживания смерти и жизни; тело должно буквально вибрировать на всех частотах, чтобы войти в резонанс со зрителем, передать ему физическое ощущение происходящего – актёры же, бывает, просто машут рукой, а тело спит. Это немного сбивает с общего ритма, особенно в первом акте – ко второму акту действие и актёры разгоняются, и их движения приобретают необходимую цельность.


Подводя итоги: посмотреть спектакль стоит однозначно. Двухчасовую продолжительность просто не замечаешь, причём в эти два часа упрятано столько, что, по-хорошему, смотреть нужно минимум дважды. Но даже после однократного просмотра впечатлений столько, что мне не удалось вместить их все в эту заметку, а о чём-то следовало и умолчать: не хочется отнимать аромат у живого и весёлого спектакля, почувствуйте его сами – весной пахнет.

 

Кирилл Ковалёв
15.05.2009 г.
Журнал «Патефон Сквер», www.patefonskver.ru

 

Вернуться назад