• Russian
  • English

Счастливчик Драго

«Зима под столом» Ролана Топора в Драматическом лицейском театре. Перевод с французского Ольги Тимофеевой. Режиссер-постановщик Сергей Тимофеев. Художник-постановщик Марина Шипова. Балетмейстер Наталья Видяскина. Композитор Сергей Шичкин.

Нелегальному эмигранту Драго несказанно повезло: он снял жилье, небольшое пространство под рабочим столом молодой переводчицы Флоранс Мишалон. Такая вот на него свалилась удача. «Я жил и под кроватью, и в старой котельной, и в дупле дерева, и даже в фамильном склепе. Нас там жила целая дюжина, без света, в жуткой тесноте, мы постоянно наступали друг другу на ноги». А тут –  персональное теплое местечко у ног очаровательной Флоранс…


Более того, на новоселье он получает в подарок от хозяйки дивный «японский сад» в цветочном горшке. И по карману ей такой подарок, и в жилище его войдет.  Оказывается, и на беспаспортного человека  счастье может упасть с неба.


И Драго быстро обустраивается: каждый предмет его сапожного инвентаря – на своем месте, только руку протяни! Первое, чем стоит заняться, - это вычистить  туфли Флоранс до такого блеска, чтобы они стали как новенькие. Эта девушка, без сомнений, заслуживает благодарности.


Слово за слово, и молодые люди узнают друг о друге самое важное, каждый вспоминает свое детство, ведь самое важное случается с нами в детстве.  «В семье было 9 человек, – рассказывает Драго. -  Пришлось бросить школу, чтобы пойти работать. В 14 лет я уже кормил всю семью, отец болел, а лекарства, знаете, такие дорогие». Флоранс тоже есть на что пожаловаться: маленькой девочкой она жила в старинном доме, «очень большом и полном сквозняков». С тех пор и привыкла зябнуть.


Так что в остроумно решенной и изящно сыгранной сцене поиска «пропавшей пуговки» они уже так хорошо чувствуют друг друга, что до близости остается не шаг, а только одно движение, на которое застенчивый молодой человек не решается. Живущая в своей стране и в своей, хотя и съемной квартире, Флоранс в представлении Драго - женщина из недоступного ему благополучного мира, в котором люди видят по ночам красивые сны.


Это над его головой -  цветы, шоколад, коньяк и дорогое красное вино. А здесь, в  жилище под столом – запах сапожного крема, крепкая водка и тревога за завтрашний день. Здесь снятся тяжелые сны: погони, преследования, последний поворот перед границей. «Только не язык, не отрезайте мне язык…», - бредит приехавший к Драгомиру его брат Грицко.


А следующая сцена – как новый кадр в кино: обнявшись, братья поют сербскую песню «Ай да Яна!», перевода нет, но кажется, это про любовь, хотя совсем не  про любовь, а про кровь и ненависть мы узнали только что из их жутких снов.


…Местами сюжет пьесы  практически неизвестного в России Ролана Топора вызывает ассоциации с театром Эдуардо де Филиппо: у обоих авторов причудливым образом сочетаются фантасмагорическая призрачность и абсолютная психологическая достоверность, жестокость жизненных реалий и неистребимая, хотя и наивная надежда на счастье. Подобные сюжеты -  на все времена, ибо всегда, увы, находятся люди, несправедливо обделенные судьбой,  униженные и оскорбленные. Заслуживающие иного расположения звезд. Пусть им хотя бы в театре повезет.


Такие пьесы – для крупных актёров, способных передавать малейшие оттенки состояний, бесстрашно держать «крупный план».


Между тем априори крупными актеров Лицейского театра делает само пространство этого уникального помещения, не случайно названное Михаилом Александровичем Ульяновым «затейливой табакеркой». В этом зеркале сцены (5х4 метра) любая актерская личность смотрится крупно, тем более что премьерный спектакль играется преимущественно на авансцене.


Сценическая площадка Лицейского театра не только диктует сюжеты, но и определяет «природу игры», когда главным становится внимание к внутренней жизни человека. И в лучшие моменты не успевшие обрасти штампами красивые и молодые актеры восхищают такой естественностью реакций и такой свежестью чувств, что сродни музыкальному экспромту.


Именно так сыграна сцена, когда вымокшие под дождем молодые люди вбегают в дом, хохочут, друг над другом подтрунивают, а Драго (Игорь Мельников) и Грицко (Игорь Коротаев) «играют в соперничество», пародируя танец маленьких лебедей. И тут же, попадая им в тон, Флоранс (Лидия Точилова), размахивая воображаемым плащом матадора, превращает своих новых друзей в отважных быков на корриде. («Они разнесут театр!» – ахнул кто-то из  зрителей за моей спиной).


Восхищаясь этой дивной сценой, отдаешь должное не только актерам, но и балетмейстеру, и композитору, и художникам по свету, умеющим работать в унисон. Сама по себе музыкальная партитура спектакля о любви, где сербская этническая тема (Он) и грациозная французская (Она) начинаются параллельно, а потом спорят, сталкиваются и переплетаются, прописана Сергеем Шичкиным настолько изящно, что это не может не вызвать нашего зрительского восторга.  Вместе с тем музыка не идет «соло», она «работает» на артистов и помогает им.


Все в этой постановке определено замыслом  режиссера, который прочел пьесу не как трагикомедию в стиле Эдуардо де Филиппо (что было бы вполне оправданно), а как духоподъемную лирическую комедию про героев наших дней, будь они сербами и французами, или хорватами, русскими, ингушами…


Режиссерский почерк Сергея Тимофеева всегда узнаваем: в подробной работе с актерами, в тщательности проработки характеров. Этого постановщика неизменно  отличает внимание к человеческому обаянию исполнителей. Возможно, поэтому мерзавцы в его спектаклях неважно получаются. Даже весьма стервозная подруга  Раймонда (Наталья Виташевская) и «денежный мешок» искуситель Марк (Василий Савинцев) не лишены какой-то трогательной притягательности.  Да к чему  их в самом деле судить, если жизнь – сплошные перевертыши, от взлета до падения  один шаг, и неизвестно, кто еще может завтра оказаться «под столом».


«Исполнение желаний» - сказано в подзаголовке в афише. Неизвестно насчет всех желаний публики, но сокровенное желание Флоранс и Драго непременно  исполнится, когда старший брат Грицко появится в финале в костюме удачливого Маэстро. Ностальгически вспомнив о давно минувшей зиме под столом, он с брутальной щедростью подарит простодушному брату и его красавице подруге   не место под столом и даже не квартиру, а весь дом, в котором они обязательно заживут весело и счастливо.


…А рядом с ними будет ликовать маленькая Флорансик (Алена Точилова) – то ли Ангел, то ли видение, то ли их еще не родившаяся дочь. Вы помните, в самом начале, в прологе спектакля, эта девочка долго молча смотрела в уже притихший зал. Может, тогда и загадала желание?


Нет сомнений, что этот добрый и гармоничный спектакль займет собственное отдельное место в коллективном портрете уникального Драматического лицейского театра – «чудесной табакерки» в самом центре театрального Омска.

 

Текст: Светлана Нагнибеда
Фото: Анастасия Долгановская
Журнал «Омская Муза», ноябрь, 2007 г.

 

Вернуться назад