• Russian
  • English

Зло побеждается любовью и разумом

Спектакль «Аленький цветочек» на сцене муниципального лицейского театра. Режиссер-постановщик народный артист России Валерий Алексеев, режиссер-педагог - заслуженная артистка России, лауреат Государственной премии Валерия Прокоп, художник - Марина Усова, композиторы - Николай Пархоменко и Сергей Шичкин, балетмейстер - Геннадий Коробейников.


В условиях бесчинства средств массовой информации спектакль «Аленький цветочек» воспринимается, как внезапная песнь иволги в лесу, как звук флейты в подземном переходе, как диво-дивное, чудо-чудное. Спектакль поставлен па текст И. Карнауховой и Л. Браусевич, написанный но мотивам чудесной сказки Сергея Аксакова. Авторы сценария придали ей больше экспрессии, динамики, драматизма. На ограниченном участке сцены художнице удалось создать полную иллюзию дремучих русских лесов с их сказочными обитателями. Иллюзия так сильна, что наша пятилетняя Кристя при возвращении в сумерках домой понижала голос, чтобы не привлечь внимание Бабы-Яги, лешего или кикиморы. Только чудом нам удалось проскользнуть от остановки до дома незамеченными.


Сидевший рядом в зале мальчишка лет восьми лишь однажды в азарте разоблачения закричал: «Голубь-то бумажный!» Все остальное, надо полагать, он принял за чистую монету. В этом, в первую очередь, заслуга художницы Марины Усовой. Ее тонкий вкус и любовное отношение к сценическим персонажам позволили создать такие костюмы, которые уже сами по себе решают часть художественных задач спектакля. Особенно это характерно для костюмов трех сестер - главных действующих лиц. Две старшие сестры, Капа и Фиса, вредные и завистливые, одеты в яркие, броские сарафаны. Капу исполняет Александра Гасадова, Фису - Ирина Голенкова. Авторы сценария не придали им каких-либо характерных черт, но в спектакле они приобретают очевидную индивидуальность: Капа с круглым румяным личиком и алыми лептами в косах, Фиса -худая, с веснушками и желтыми лентами. Они сыграны так любовно, что вызывают не неприязнь, а сочувствие: трудно им будет, бедненьким, жить с такими скверными характерами, не позавидуешь им.


В противоположность старшим сестрам Аленушка, в исполнении Натальи Усадьбиной, одета в платье скромных, нежных тонов. Уже визуально видно, что она сугубо лирическая героиня без единого темного пятнышка. Для зрителей детского возраста это очень важно в постижении содержания сказки.


Помимо высокого эстетического уровня спектакля, его особенностью является четкая нравственная позиция, доступная в равной степени пониманию и взрослых, и детей. Читатель, наверное, помнит замечательную сказку Сергея Аксакова. Жил-был купец-вдовец, и было у него три дочери. Собрался он однажды по своим торговым делам за море, за тридевять земель, в тридевятое царство, в тридесятое государство и просит дочерей заказывать подарки. Две старшие заказали, говоря языком философии, ценности материальные, а Аленушка попросила ценность духовную - аленький цветочек, которого бы не было краше во всем мире. На пути между цветком и Аленушкой встала, однако, нечистая сила в лице Бабы-Яги (Надежда Буслаева), Кикиморы (Елена Казарцева) и Лешего (Анастасия Шевелева). Она заколдовала хозяина цветка, прекрасного принца, в безобразное чудовище (Алексей Бокатов), и только любовь красной девицы к этому чудищу мота покончить со страшным заклятием. Чудо свершилось. Аленушка полюбила чудище за его добрую душу, и нечистая сила была посрамлена.


Романтическая история, как она обозначена в программе спектакля, раскрывает целый ряд христианских качеств русской девушки Аленушки: милосердие, целомудренность, сострадание, жертвенность, скромность, преданность отцу, сестрам, жениху. В этом отношении ее нельзя и сравнить ни с одной из трех сестер в одноименном спектакле академического театра драмы, где играет сам режиссер-постановщик «Аленького цветочка» Валерий Алексеев. Может быть, Аленушка Валерия Алексеева есть добрая компенсация за тех убогих в нравственном отношении сестер из спектакля Владимира Петрова?


Возвращается отец-купец (Василий Луцак) с аленьким цветочком, но горем омрачена его встреча с дочерьми: требует чудище одну из его дочерей или жизнь его самого. Ни минуты не колеблется Аленушка, соглашается ехать к чуду, просит благословления батюшки. Демонстрируя лучшие черты русской женщины, отца же она мудро успокаивает. Сказка, очевидно, предвосхищает то явление, что русских женщин до сих пор востребуют в брачных целях мужчины Европы и Америки больше, чем каких-либо других.


Спектакль чрезвычайно насыщен эмоционально, внимание зрителя не ослабевает. Вот вернулась Аленушка из дома и ищет своего умирающего друга. «Где же ты, мой добрый господин?» - зовет она. «Вон, вон!» - кричат ей из зала совсем юные зрители, охваченные одним порывом спасти чудище.
Динамичен и зрелищен спектакль. Режиссер хорошо знает специфику детского воспитания. Метаморфозы здесь на каждом шагу. Зло в лице Бабы-Яги, по классическому варианту, рядится в одежды добра, превращаясь в няню (Александра Посполит), а няня становится голубем, условность которого так легко разоблачил один из зрителей, не понимающий еще особенностей театрального искусства.


Три сестры, в отличие от голубя, естественны настолько, что исчезает впечатление игры. Актеры как бы перенесены из своих еще недавних детских комнат, где вся жизнь была игрой, на сцену театра и продолжают свои игры здесь, перед зрителями, уже на новом этапе. Атмосфера игры еще не забыта ими. Недостает местами естественности слуге купца Антону (Владислав Дергачев), но он забавен в своей театральности.


Озорны и легки проказничающие кикимора и леший, в которых трудно узнать барышень-актрис из-за экзотических нарядов и соответствующего грима. Но если стихия этих персонажей близка юным исполнительницам, то, думается, сложнее было молодым воплотиться в образы пожилых особ - няни, Бабы-Яги. Однако, дерганая, послеинфарктная походка Бабы-Яги и вполне пенсионный облик няни не оставляли ни малейших сомнений в том, что они - настоящие. Александра Посполит и Надежда Буслаева подошли к своим ролям ответственно, с интересом и в полном соответствии с требованиями системы К.С. Станиславского.
Очень колоритен купец. Он по-лубочному красив, исключительно добр, рассудителен. Правда, он лишен каких-то особых специфических черт, но, наверное, так и должно быть. В самом деле, «Аленький цветочек» - это ведь не психологическая драма, а сказка.


В одном лишь, кажется, чувство меры и такта изменяет режиссеру, когда Антон стреляет в Бабу-Ягу. Баба-Яга и прочие представители партии нечистой силы вечны, по крайней мере, они будут до тех пор, пока существует сам человек. Баба-Яга после выстрела в упор падает, но тут же поднимается: ее нельзя убить. Зачем же тогда по-большевистски стрелять в пожилую даму? Пусть она вредная, но это же не повод убивать человека без суда. Наше государство объявлено правовым!
С нечистой силой бороться, без сомнения, надо, но какими средствами? Хотя бы – адекватными. Ведь Баба-Яга никого не убивала. Принца она превращает в чудище, няню - в голубя, оставляя всех жить, хотя и в другом обличий. Она, как и всенародно избранный, вероятно, за отмену смертной казни. Поэтому нет ни юридических, ни моральных оснований убивать ее. Святая Русская Церковь учит нас, что от нечистой силы следует защищаться молитвой и крестным знамением. Этим и надо заменить выстрел.


Понять уважаемого Валерия Алексеева, конечно, можно. Он привык к тому, что кровь на сцене академического театра драмы льется едва ли не каждый вечер. В финале спектакля «Натуральное хозяйство в Шамбале», например, устраивается такая пальба из автоматов в преисподней, что некоторым невоеннообязанным зрителям делается плохо. Сам он в этом же спектакле ритуально закалывает священника, а в «Трех сестрах» убивает друга. Спектакль «Аленький цветочек» тоже о трех сестрах и, вероятно, сюда механически перенесен опыт академической сцены.


Спектакль недвусмысленно проводит линию: зло побеждают не злом, но любовью. Это правильно на бытовом уровне, но врагов Веры и Отечества победить одной любовью нельзя. Нужна мудрость, а уже затем, если потребуется, и сила.
Совсем недавно на страницах печати председатель Омского отделения «Союза офицеров СССР», «Союза офицеров РККА» майор А. Мандрик призвал ко «второму изданию Великой Октябрьской Социалистической Революции», т.к. «другого пути нет». Майору, видать, наплевать на десятки миллионов русских людей, погибших при первом издании «Революции». Соглашаясь целиком с его оценкой того, что у власти сегодня находится «нечисть», его призыв к бойне никак поддержать нельзя, как нельзя поддержать стрельбу по Бабе-Яге. В жизни, конечно, еще сложнее. Как же можно вести в бой людей, которые не осознают своих национальных задач, не различают своих друзей и врагов? Русские граждане снова перестреляют друг друга, а у власти по-прежнему будет третья сила. Призыв ко «второму изданию» сегодня явно провокационный. Ведь народ только что, в 1996 году, проголосовал за эту «нечисть». Как же можно призывать его к уничтожению своих избранников? Где логика?


Народ должен сначала оторваться от телевизионных ящиков, где петросяны, хазановы, клары новиковы и другие паяцы глумятся над традициями и святынями русского народа, а он же и рукоплещет им. Когда народ поймет свой национальный интерес, он просто не изберет своих кровных врагов во власть и не надо будет «второго издания». В этом отношении абсолютно нрав казачий полковник В. Наумов, призывающий к возрождению национального самосознания русских, как к задаче номер один. Осознанная общая идея подскажет методы борьбы, укажет лидера.


Мы посмотрели «Аленький цветочек» во время рождественских каникул. Возвращались вечером через сквер с центральной городской елкой. Казалось, что сказка продолжается: ходили Мишка, Снегурочка, Дед Мороз, но унылый вид их и пустой мешок Деда Мороза наводили на мысль, что его опустошила нечистая сила и перекачала его содержимое в зарубежные банки. Добро победило зло в сказке, осталось победить его в жизни.


Лев Степаненко
«Время», №6 (163), 11.02.-17.02. 1998 г.

 

Вернуться назад