• Russian
  • English
История
Создатель
  Пресса
Сотрудники
  Наши воспитанники
Наши выпускники



На фальшивой ноте

Когда музыкант то и дело выдает фальшивые ноты, оркестр от него избавляется. Но что делать, когда весь оркестр состоит из фальши?

 

В Лицейском театре прошла премьера гротескного спектакля о лицемерном обществе и незаметных страданиях каждого.

 

Пьесу Жана Ануя «Оркестр» на сцену Лицейского перенесла Виктория Каминская - режиссер молодой, да опытный: в послужном списке уже значатся работы в народном театре «Экспромт», в «Современнике» и «Театриуме на Серпуховке». За плечами еще и образование певицы мюзикла, а потому подноготную актерского закулисья знает не понаслышке. «Оркестр» как раз о тех скрытых от зрительских глаз страстях, что кипят на сцене.

 

Такова внешняя оболочка спектакля: пафосные речи о полироли, пороки, доведенные до гиперболы, и в перерывах между излияниями душ - метафорические танцы под балканскую музыку. Небытовое решение диалогов - без надрыва и гипертрофированности реплик Ануя не поставишь, считает режиссер. И ни одного музыкального инструмента: грифом становятся ноги, музыканты бьют по клавишам ребер коллег и пилят воображаемым смычком по рукам. Вот она, метафора режиссера и хореографа Ирины Горэ: каждый человек и есть инструмент, каждый играет свою партию, и вместе они сливаются в оркестр общества.

 

Не до жалости

А общество на сцене сплошь женское: среди музыкантов только пианист и кларнетист принадлежат к сильному полу. Пьеса написана французом, но состав коллектива вполне себе российский. И разговоры и взаимоотношения соответствующие. Споры о вязальных петлях и мужчинах, пересказ сплетен и хвастовство, молчаливое выслушивание чужих историй и громкое выкрикивание одних и тех же фраз. На поверку все истории о собственном благополучии оказываются лживыми, а у каждого музыканта - любовно лелеемый скелет в шкафу. Во вспышках искренности зритель видит подлинную историю персонажа, тщательно скрываемую от общественных глаз.

 

- У Ануя в «Оркестре» нет ни одного положительного героя. Все чем-то нехороши - все живые люди, как и мы. У каждого своя правда, каждого можно понять и оправдать, но, по большому счету, это сборище тех типажей, против которых я восстаю как режиссер, - признается Виктория  - Да, мне жалко каждого из этих людей, но не до такой степени, чтобы жалеть их долго. Хорошее есть в глубине души каждого человека, но многие не пытаются это хорошее даже вытащить и как-то развивать в себе.

 

И пусть все улыбаются

Режиссер говорит, что «Оркестр» - спектакль о лицемерии в общем и о лицемерии в творческой среде в первую очередь. Люди, работающие в творческих сферах, перестают чувствовать духовность этой профессии и замечать то, для чего пришли в мир искусства. Зрителю обнажится и другой слой многопланового произведения Ануя: мы часто даже и не замечаем, как на самом деле страдают другие. Фальшь и страдания, беды и лицемерие - суть всей жизни маленького оркестра. Мсье Лебонз, в заведении которого играют музыканты, скажет: «Какие у вас тут драмы, мне наплевать! Играйте же, чтоб было весело! Чтобы никто ничего не заметил». И в этой звучащей в финале гротескного спектакля фразе таится вся суть реальной жизни общества.

 

Татьяна Попова

http://omskgazzeta.ru/kultura/na-falshivoj-note 8 июня 2017 г.

"Вечерний Омск-Неделя", 14 июня 2017 г.